`
zimakow
В. - Ну что, идем?
Э. - Идем.

Они не двигаются.
Tags:

дочитывая си(ч)орана
zimakow
Самоубийство не имеет смысла, потому что самоубийца
всегда убивает себя слишком поздно.

***

Плохих поэтов делает ещё хуже то обстоятельство, что
они не читают ничего кроме поэзии (так же, как плохие философы
не читают ничего, кроме философии). Если бы кто-нибудь из них
прочитал книгу по ботанике или геологии, это принесло бы ему огромную
пользу. Человек обогащается только тогда, когда знакомится с материями,
далёкими от его собственной. Разумеется, это справедливо лишь для тех областей,
в которых свирепствует "я"

***

Нам нечего было сказать друг-другу, и, произнося пустые слова,
я чувствовал, как земля несётся в пространстве и я несусь вместе с ней
на головокружительной скорости.

***

Невозможно не злиться на тех, кто пишет нам
заставляющие волноваться письма.

***

У стариков, которым нечем заняться, всегда такой вид, будто
они бьются над решением какой-нибудь чрезвычайно трудной проблемы,
отдавая этому все оставшиеся силы. Возможно, именно по этой причине среди
них не наблюдается массовых самоубийств, которые должны были бы иметь место,
не будь они так поглощены собой.

***

Осаждаемый другими, я пытаюсь от них отделаться, правда,
без особого успеха.
Тем не менее, каждый день мне удаётся урвать хотя бы несколько секунд
для беседы с тем, кем бы я хотел быть.

`
zimakow
 именно изъяны делают красивое прекрасным

*надо бы проиллюстрировать, но лень.)

`
zimakow
 I

мёртвой воды от песчаной жажды
сестра моя жизнь притяженье ослабь
ты отражаешься в зеркале дважды
на нём оставляя рябь

ткань мелких трещин сюжетных линий
роспись паучья читай ничья
вся зазеркалье невнятных ливней
ложь пересохшая речь ручья

II

змеев бумажных в реки молочные окунали
чтоб не сквозило загладить заклеить швы между нами
вспомнили имя забыли что знаем что знали
падает в небо птица как будто камень

видишь круги расходятся врать-то будет
этот вчерашний город зови усталость
этот нелепый фон неужели люди
с фоном сольёшься барин терпенья малость

III

кораблекрушеньем чреваты воздушные волны
земного заёмного голоса так по привычке
спасётся никто если вдруг я забуду напомни
врывается вертер в закрытые настежь кавычки

[фрагменты отсутствия] тянет по-ангельски выйти
вон за те скобки голос - манок для огней
хором погасших - скажи полукровка что ты увидел
в неявственном отблеске кровотечения дней
Tags: ,

Донжуанский список Пушкина
zimakow


  Зимою 1829--30 года, проживая в Москве после поездки в Эрзерум, Пушкин часто бывал в гостеприимном, истинно-московском доме Ушаковых. Центром общества здесь служили две взрослых дочери -- Екатерина и Елизавета Николаевны. Поэт ухаживал за ними обеими, и особенно за Екатериной, но слегка, скорее в виде шутки. Сердце его было прочно занято в это время. Он возобновил попытки добиться руки Н. Н. Гончаровой и на сей раз имел больше надежды на успех.
Важный переворот подготовлялся в его жизни. Надо полагать, в эти месяцы он часто возвращался мыслью к своему романическому прошлому. В одну из таких минут он набросал в альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой длинный список женщин, которых любил в былые годы. Этот перечень в специальной Пушкинской литературе получил название Дон-Жуанского списка.
Собственно говоря, это не один список, а целых два. В первом, по большей части, мы находим имена женщин, внушивших наиболее серьезные чувства поэту. На последнем месте здесь поставлена Наталья -- его будущая жена. Во второй части перечня упомянуты героини более легких и поверхностных увлечений.

Вот первая часть Дон - Жуанского списка:Collapse )

bon anniversaire!
zimakow


`
zimakow
змеев бумажных в реки молочные окунали
чтоб не сквозило загладить заклеить швы между нами
вспомнили имя забыли что знаем что знали
падает в небо птица как будто камень

видишь круги расходятся врать-то будет
этот вчерашний город зови усталость
этот нелепый фон неужели люди
с фоном сольёшься барин терпенья малость

`
zimakow
мёртвой воды от песчаной жажды
сестра моя жизнь притяженье ослабь
ты отражаешься в зеркале дважды
на нём оставляя рябь

ткань мелких трещин сюжетных линий
роспись паучья читай ничья
вся зазеркалье невнятных ливней
ложь пересохшая речь ручья

Amort
zimakow
Он говорит: душа не у каждого. Это так редко случается, когда они вьют гнезда в людях. С тобой, говорит, это почти случилось.
Что значит почти?
Свила, говорит, и не вселилась. Может, еще обернется...
А у тебя, говорю, есть она?
О ней ведь не скажешь: есть. Бывает.
А Бог – тоже бывает?
Нет, говорит, этот – повсюду. Повсюду, где неполнота жизни.
Во мне, например?
В тебе? – вглядывается с прищуром.

На этом снимке, в горах. Или здесь, где я со спины, а там, где должна быть моя голова – его лицо, хохочущее.

Ничего, говорит, нет щекотнее счастья. Ты и жизнь. И двухголосье – от птичьего гомона до тихого губокруженья...
А потом как-то вдруг начинает накрапывать. Ниоткуда. И потянутся сны, как бесконечный товарный состав, а ты стоишь на переезде и ловишь в промельках меж вагонами ту сторону, тот свет, ловишь зрачком, исполосованным, как быстрыми лезвиями, этой насечкой промельков, а поезд все набирает ход, сливаясь в одну непрерывную полосу.
И вдруг – нет ее; тишь, даль. Эта мелко дрожащая тишь за переездом, эта зоркая щуплая даль, зуб на зуб не попадающая. И воздух – паленый, зернистый, как на незримой дрезине скользящий по рельсам. И поезд ложится в траву за поворотом, поблескивая на закате, как сухая змеиная кожа.

Поддержи, говорит, пока я прикурю.
Кого? – спрашиваю.
Отношения, говорит, их надо поддерживать. Пока они маленькие, как ребенок. Вырастут и уйдут. А пока – надо поддерживать. Как огонек, подкладывать в него с двух сторон и чуть больше, чем ты имеешь, навырост. И так, чтобы воздух был между ветками, чтоб не чадил, задыхаясь.

`
zimakow

Женя Риц опубликовала на "Полутонах" подборку некоего Зимакова - http://polutona.ru/?show=1118015301
Tags:

?

Log in

No account? Create an account